23:49 

"Герой должен быть" - макси, кроссовер (РПФ+СПН), R

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
АПД: Фик выложен полностью.
А куда еще его на дайрях отнести, я и не знаю...



Название: Герой должен быть
Автор: Lupa
Артер: LenaElansed
Бета: Bianca Neve
Размер: макси, ~60 000 слов
Категория: джен, местами слэш и гет
Персонажи: Дженсен|Джаред, куча ОМП и ОЖП (охотники, демоны, ангелы и все такое), в эпизодах Эрик Крипке, Миша Коллинз, Данниль, Женевьев и дети
Рейтинг: R
Жанр: РПФ (не-АУ), приключения, экшн, ангст, мистика, в некотором роде кроссовер
Примечания: броманс во все поля; таймлайн в фике на год сдвинут относительно реальных событий, как то: действие происходит в 2014 году, но Дженсен переехал в Остин в 2013; эпопею с ремонтом автор вертел так, как ему было удобнее; все остальное без изменений; почти невесомый кроссовер с «Волчонком» (знать второй канон необязательно; те, кто знаком со вторым каноном, если вам кажется, что один из ОМП всеми родинками похож на персонажа оттуда — вам не кажется)
Дисклеймер: все персонажи не имеют ничего общего с реальными, любое совпадение является случайностью, а автор задолбался с матчастью и в итоге махнул на нее рукой
Предупреждения: возможны промахи по матчасти; насилие (в т. ч. над каноном СПН и нашей реальностью), немного ненормативной лексики
Краткое содержание:
Члены съемочной группы думали, что снимают сериал про сверхъестественное.
Эрик Крипке думал, что занимается просвещением.
Ангелы и демоны думали, что контролируют друг друга и ситуацию.
Охотники тоже так думали.
И только Джаред и Дженсен просто снимались в сериале, давали интервью и ездили на коны... Пока кто-то не сжег дом Джареда. Не ранил Женевьев. Не похитил Джей Джей.
Девятый сезон закончился, съемки десятого еще не начались… у Джареда и Дженсена полно свободного времени на то, чтобы по уши увязнуть в сверхъестественных разборках.
В ролях — СПН, дядя Питер, Нитро (он же Майк), Первый Клинок, Метка Каина, охотники, демоны и ангелы.
Камео — Эрик Крипке и Миша Коллинз.
Спонсор показа — тульпа.
Дублей не будет.




Хаа-ай, гроза над морем…
Г.Л. Олди «Герой должен быть один»



Машину скорой слегка потряхивало на поворотах. Джаред сидел в углу, закутавшись в выданное спасателями одеяло, и вяло отмахивался от протягиваемой кислородной маски.
— Я в порядке, — повторял он как заведенный. — Я в порядке.
Хотя все было далеко не в порядке, и он сам это знал. Все было не в порядке, и он, не отрываясь, смотрел на каталку, вокруг которой сгрудились парамедики. С края свешивалась кисть, она безвольно покачивалась в воздухе, как маятник.
Джаред протянул руку, он хотел коснутся этой кисти, удостовериться, что она теплая, ощутить пульс под пальцами — но не смог дотянуться. Каталка оказалась неожиданно далеко. И только теперь он понял, что у него что-то не то с зрением: кабина скорой то вытягивалась в бесконечный коридор, то сжималась в размер кладовки, расплываясь на периферии, превращаясь в выпуклый аквариум.
Один из парамедиков задел руку Джареда бедром, и тот уронил ее обратно на колено. Молодой врач развернулся к нему и озабоченно нахмурился, наклонился, достал фонарик, посветил Джареду в лицо:
— Мистер Падалеки, вы точно в порядке? Не тянет в сон, не тошнит?
Джаред помотал головой — и тут же пожалел об этом. Вот теперь его и впрямь затошнило. Он сглотнул горький шершавый комок и ответил:
— Я в порядке. — Подумал и добавил: — У меня нет сотрясения. Доктор, скажите, как… — он не смог заставить себя продолжить, но парамедик, по-видимому, и так все понял.
— Потребуется операция, но вы не волнуйтесь.
— Операция? — ухватился Джаред за самое страшное слово.
— Думаю, на месте вам все подробно разъяснят. — Парамедик улыбнулся отстраненно-профессионально, но с неожиданной теплотой похлопал его по плечу — и вновь отвернулся к каталке.
В голове Джареда стало совсем пусто и гулко. Наверное, надо кому-то позвонить… родственникам, друзьям…
В приемном покое Джареду так и не удалось в начавшейся суете поймать хоть одного врача. Кто-то снова, как и парамедики прежде, спрашивал его про непереносимость лекарств, и он даже не помнил, что ответил. Вытащенные из машин каталки моментально развезли в разные стороны, стены покоя наполнил гул множества голосов, выкрикивающих распоряжения, среди которых Джаред отчетливо уловил только «Готовьте вторую операционную!». Миг — и коридор опустел, не считая заботливой медсестры, которая отвела Джареда в комнату ожидания — после того как он отбрыкался от госпитализации, уверив ее, что чувствует себя отлично и не нуждается в медицинской помощи.
Перед глазами Джареда возник стаканчик с кофе, который настойчиво совали ему в руку.
— Вот, выпейте, — сказала медсестра. — Он гадкий, но кофеин поможет вам прийти в себя. Может, позвать вам психолога? Мистер Падалеки, вы меня слышите?
Джаред сомкнул пальцы вокруг стаканчика.
— Спасибо. Нет… — он поднял взгляд, чтобы прочитать бейджик, — …Сара, я в норме. Спасибо за кофе, — повторил он, отхлебнул черную бурду и поморщился.
— Тогда, может, хотите помыться и прилечь? Я провожу вас в душевые для персонала, а диван в комнате отдыха куда удобнее здешних стульев, — медсестра улыбнулась.
— Спасибо, но не сейчас. Лучше узнайте, пожалуйста, как там дела, — попросил Джаред, в два глотка прикончив кофе. — И позвонить бы.
— Конечно, да… — Медсестра окинула его критическим взором. — Только сначала я принесу вам какую-нибудь одежду, ладно?
Джаред спохватился и подтянул сползшее одеяло.
— Было бы замечательно. И… у вас не найдется пары долларов? — он кивнул в сторону кофейного автомата. — Я верну.
— Пустяки, — отмахнулась медсестра и вручила ему две купюры.
Джаред сжал их в кулаке. Он не очень понимал, зачем вообще попросил эти деньги — он только что осушил стаканчик и вряд ли захочет еще в ближайшие полчаса. Может, ему просто нужно хоть чем-то себя занять…
В отсутствие медсестры Сары время будто бы остановилось. Джаред словно оцепенел; организм регистрировал только физические ощущения: колючее одеяло, холодный пол под ступнями, оглушающее тиканье настенных часов, стрелки которых, казалось, прикипели к циферблату и не намерены были сдвигаться и на полдюйма. Джаред успел проглотить еще стакан кофе, а Сара все не возвращалась. Наконец он не выдержал и вышел в коридор. И как раз вовремя — в дверях, ведущих в оперблок, показался хирург.



Резкий порыв ветра распахнул окно, и оно с силой ударилось о стену. Занавески развевались, как флаги, едва не срываясь с петель.
Женевьев на пробу пихнула мужа в бок, но тот лишь пробормотал что-то и глубже зарылся в подушки. Она вздохнула. Ну конечно, Джареда и пушкой не разбудишь, не то что каким-то там ветром. Интересно, если в спальню ударит молния, он хотя бы шелохнется? Мысли о молнии быстро переключились на статью, которую она читала в детстве — мол, шаровые молнии часто залетают в открытые окна, — и Женевьев мигом сдуло с постели.
Поймав непослушную раму, она не стала сразу запирать окно, постояла немного, вдыхая нагретый дневной жарой, пропитанный влагой воздух — последнюю неделю грозы шли сплошной чередой. Ветер, играясь, бросил Женевьев в лицо пригоршню водяной пыли, в небе громыхнуло, и на землю пролились потоки дождя. Почти сразу посвежело, и она поторопилась задвинуть защелку.
Поправила занавески, глянула на дом и груды стройматериалов вокруг.
— И когда это закончится? — тихо проговорила она, качая головой. Переделки грозили затянуться не только на весь май, но и на все лето, а она так надеялась уже ко дню рождения Джареда въехать в основной дом, где все новое и красивое, пахнет лаком и деревом… и кондиционеры не ломаются каждую неделю.
Женевьев уже было собралась вернуться в постель, уже села, скинула тапочки… В динамике радионяни раздалось странное пощелкивание. Женевьев взяла приборчик, потрясла, поднесла к уху — и тут же отставила подальше. Шипение стало громче. Должно быть, из-за грозы, — подумала она. Электричество так и витает в воздухе, кажется, что его можно даже потрогать.
И все-таки стоит проверить. Шеп спит спокойно — первый зуб прорезался уже недели три как, а второй пока только намечается. А вот Том как раз вошел в возраст излишней самостоятельности, которая не прекращается даже по ночам. И ты рискуешь проснуться утром от того, что кто-то пинает тебя маленькими и оттого острыми коленками в поясницу, хрустя при этом печеньем, которое твой муж так любезно забыл на прикроватной тумбочке.
Женевьев со вздохом снова нашарила тапочки и поднялась. Давно уже стоило подыскать постоянную няню… Но в чем смысл заводить детей, если с ними постоянно занимается кто-то другой? Одно дело три-четыре часа днем — и совсем другое, когда в доме круглые сутки кто-то посторонний. Может, оно так и положено по статусу: горничная, кухарка, садовник, няня… целая толпа народу. В гостевой домик они все поместятся разве что стоя. Женевьев тихонько хихикнула и вышла в коридор.
Детская находилась напротив их спальни; дверь была приоткрыта. Женевьев нахмурилась: вроде бы она закрывала ее — после сказок, колыбельных и поцелуев на ночь. Наверное, во всем виноват ветер…
На цыпочках прокравшись к детской, она просунула голову в образовавшуюся щель.
Две кроватки, на каждой — тихо посапывающий небольшой холмик. Все выглядит таким спокойным и мирным. Женевьев улыбнулась и просочилась в детскую, чтобы поправить у Тома сбившееся на сторону одеяло. Он, как и Джаред, был «жарким парнем» и частенько раскрывался во сне.
Скрипнула половица.
Женевьев замерла, сжав в кулаке угол одеяла.
Возле окна, там, где тени были гуще всего, кто-то стоял. Она была в этом уверена.
Темный силуэт, слишком плотная темнота, чтобы быть простым сгустком мрака.
Женевьев хотела крикнуть, позвать Джареда, позвать кого-нибудь, рвануть к двери и включить свет, чтобы рассеялось это ужасное наваждение. Это все гроза, гроза… Она придает всему тревожный вид, заставляет нервничать и пугаться понапрасну. Никого тут нет, ей просто померещилось…
Темнота шевельнулась и перетекла поближе. Проступило черно-белое, едва угадывающееся лицо.
Нечто поднесло к месту, где должны быть губы, палец.
— Чшш, девочка. Ты же не хочешь разбудить своих детей?
Двумя прожекторами вспыхнули желтые глаза.
И Женевьев наконец закричала.


Джаред всегда спал так, что и канонадой не разбудишь — об этом часто шутили и родственники, и друзья, — но сейчас проснулся резко, как из пушки. Не успев толком подивиться артиллерийским ассоциациям сонного мозга, он повернулся и слепо протянул руку… только чтобы наткнуться на холодную простыню. Жен куда-то пошла, вяло подумал он, либо на кухню попить, либо, что более вероятно, проверить малышей. С рождением детей такие ночные отлучки были частым делом, да что там — он и сам, бывало, подрывался по два-три раза за ночь, потому что пушки пушками, а детский плач такая штука, что и мертвого подымет.
И все-таки что-то же его разбудило?
За окном глухо бухнул гром, в окно дробно застучал ливень. Вот оно, наверное, это из-за погоды. Ну не шипение же из радио-няни, в самом деле. Сломалась она, что ли, или батарейки садятся…
Тишину дома разорвал пронзительный, отчаянный женский крик. Кричала Жен, в этом не было сомнений. Что-то случилось с детьми, — додумывал на бегу Джаред, выскакивая в коридор.
Дверь в детскую была полуоткрыта, и на противоположной стене отпечаталась полоса оранжевого цвета, в которой метались тревожные тени. Что за черт, Жен включила свет?
Джаред рывком распахнул дверь — и застыл на пороге.
Детская была в огне.
Стены, шкафчик с детскими вещами, комод с игрушками, манеж… Всюду оранжевый огонь, а сыновья молчат — и это страшнее всего. Где же Жен? Что?..
— Дж… — раздался слева не то стон, не то шипение.
Замерший в ступоре разум еще пытался осознать происходящее. Джаред медленно — или ему так казалось — повернул голову на одеревеневшей шее и увидел жену: совсем рядом с выключателем. Она привалилась к стене, странно скособочившись, прижимая руки к животу, и между пальцами набухало красное…
— Жен, ты… — ранена, не успел договорить Джаред, когда та вдруг подняла трясущуюся окровавленную руку и указала пальцем куда-то за его плечо.
Джаред обернулся.
На него сверкающими желтыми глазами смотрела темная, будто соткавшаяся из дыма фигура. Кажется, она улыбалась… и этого всего просто не могло быть. Фигура повела дымной конечностью — и сами собой занялись занавески.
Джареда облапал липкий ужас, занял каждую клеточку тела, просочился сквозь поры, проник в легкие вместе с пропитанным гарью воздухом. Им овладело странное ощущение ирреальности, как будто все это происходит не с ним, не здесь и сейчас, как будто он смотрит со стороны какой-то жуткий сон, от которого так хочется, но невозможно проснуться.
— Джаред, спасай детей! — неожиданно сильным и громким голосом крикнула Жен.
И Джаред словно включился.
Один широкий шаг — и он у кроватки Шепа. Поднять, ко второй кроватке, поднять, вынести в коридор, усадить-уложить у стены. Том недоуменно захлопал сонными глазами, Шеп молчал — должно быть, наглотался дыма. Джареду и самому начало разъедать глаза, а в легкие будто терновника напихали.
— Том, сиди тут, — шепнул он как можно спокойнее и бросился за Жен. Подумать о том, насколько это все похоже на то, что он вот уже девять лет изображает на экране, он успеет и потом, когда все они окажутся в безопасности.
Жен уже не стояла — лежала на полу, и на обоях алел отпечаток ее руки. Джаред опустился возле, подхватил ее под спину и колени, поднял, даже не почувствовав веса — не то от адреналина, не то от того, что Жен такая миниатюрная…
Фигура с желтыми глазами все так же стояла посреди детской: задрав голову, она любовалась горящим потолком. Вдруг желтые глаза снова уставились на Джареда, на затененном лице ощерился белозубый оскал.
— Беги-беги, далеко не убежишь, — пропела тень, и навстречу Джареду ринулся язык огня.
Остановился и опал в дюйме от его носа, опалив брови и ресницы.
Одновременно с этим захлопнулась дверь.
А в голове у Джареда будто что-то щелкнуло.
Он не запомнил, как выбивал дверь, как умудрился одновременно дотащить детей и Жен до лестницы, как поочередно спускал их и как они все выкатились на улицу, под ливень.
Дом полыхал вовсю, озаряя ночное небо красным и желтым, соревнуясь в яркости с молниями. Должно быть, кто-то из соседей позвонил в 911, потому что вдалеке уже слышался вой многочисленных сирен.
Джаред тупо сидел на ступенях беседки, глядя, как горит его гостевой домик, зажимая рану на животе полулежавшей рядом Жен, пытаясь не уронить с колен Шепа и обнимая съежившегося у его бедра Тома.
У него было такое чувство, что сгорает вся его жизнь.





— Доктор, как она? Как моя жена? — кинулся к хирургу Джаред, путаясь в концах одеяла и шлепая босыми пятками по плитке.
— Не волнуйтесь, операция прошла нормально, были повреждены только кожа и мышцы, внутренние органы не задело, кровопотеря есть, но небольшая. Мы ушили рану, и с вашей женой все будет в порядке. Сейчас она спит, — успокоил его врач. — Дети не пострадали, их легкие в порядке, но будет лучше, если они останутся под присмотром до утра.
— Да-да, конечно. — Губы Джареда тронула слабая улыбка. Хорошие новости взбодрили его почище кофе — и одновременно с этим расслабившийся организм напомнил, что вообще-то на дворе ночь, а он толком не спал. — Могу я их увидеть?
Жен лежала, подключенная к мониторам; ее лицо было бледнее обычного, но в целом, если не знать, можно было решить, что она просто очень устала. Ну, и если не обращать внимания на иглу капельницы в руке и кислородные трубочки под носом. Джаред опустился на неудобный пластиковый стул и осторожно погладил Жен по волосам. Все обошлось. Пусть даже это все похоже на сюжет сериала, но все обошлось. И надо обязательно позвонить родственникам, друзьям, Дженсену…
Дженсену — в первую очередь: он рядом, может быстро приехать. Интересно, он уже знает? О пожаре уже сообщили в новостях?
Да чего там сообщать — зарево небось весь район видел. Все сгорело: документы, наличные… все. Боже, о чем он только думает!
Джаред со стоном уткнулся лицом в каталку возле бока жены. Они едва не погибли, Жен ранили, а он думает о документах.
— Думаю, мы сможем выписать ее через два-три дня, — сообщил врач.
— О, вот вы где, — в палату зашла медсестра Сара. — Я вас потеряла. Мистер Падалеки, в приемном покое вас ждут полицейские, они хотят расспросить вас о случившемся. А мне нужен номер страховки вашей жены и детей. Ой, и… вот. — Она протянула Джареду стопку зеленой ткани. — Это хирургическая пижама, боюсь, она будет вам коротковата, но больше ничего предложить не могу.
— Меня устраивает, — заверил ее Джаред и скоренько натянул пижаму. Рукава у той заканчивались чуть ниже его локтей, а штанины едва прикрывали колени, но это определенно было лучше, чем трусы и оранжевое одеяло. Завершила ансамбль пара одноразовых хирургических тапочек, которые тоже были безнадежно малы, так что пятки свешивались. Ну, ходить можно, так что грех жаловаться. — Проводите меня сначала к детям, — обратился Джаред к врачу, когда закончил экипироваться.
Том и Шеп спокойно спали на соседних койках, и Джаред некстати подумал, что Шеп устроит тот еще концерт, когда проснется и не найдет рядом ни мамы, ни любимого плюшевого зайца. Заяц, как и все остальное, сгинул в пожаре. Вот правильно советовала Джареду его мама — покупайте игрушки, которые детям особенно по сердцу, в нескольких экземплярах, иначе потом хлопот не оберетесь.
Джаред потряс головой, избавляясь от дурацких несвоевременных мыслей, легонько поцеловал сыновей в гладкие лобики и, выпрямившись, развернулся к Саре.
— Я готов.
Полицейские промурыжили его недолго. Джаред рассказал, как все было… умолчав, однако, о дымной фигуре, хотя и думал о том, что это мог быть маньяк-последователь, который решил в жизни разыграть завязку из «Сверхъестественного». С другой стороны, Джаред уже вообще не был уверен, что ему не померещилось в дыму и огне. Или он просто отравился.
Когда полицейские его отпустили, а заботливая Сара, получив номер страховки, занялась оформлением, Джаред наконец-то дорвался до телефона. Родители Жен, его родители, Дженсен…
— Джа… Джаред, ты с ума сошел? Ты на часы смотрел? — раздался в трубке хриплый со сна голос Дженсена.
— Дженсен, мы в больнице, — выдохнул Джаред. Ему казалось, что в эти три слова он вместил все произошедшее, что это все объясняет.
Но, похоже, Дженсен так не думал.
— В больнице? — голос был встревоженный, четкий, ни следов сна. — Что-то с детьми? Тобой? Женевьев?
— Все сразу, — Джаред тяжело навалился на стойку сестринского поста. — У нас был пожар, Жен ранило… наверняка об этом уже трубят в новостях. Или ты сам видел… горело знатно.
— Какая больница? — деловито осведомился Дженсен и бросил куда-то в сторону — видимо, объяснял Данниль: — Помнишь зарево и сирены? Это у Джареда был пожар…
— Сетон, — припомнил Джаред.
— Еду, — коротко ответил Дженсен и отключился.
Джаред аккуратно положил трубку на место и неверной походкой направился в комнату ожидания. Отчего-то одно слово, произнесенное Дженсеном, подействовало ничуть не менее обнадеживающе, чем мирные мордашки детей или заверения врача, что с Жен все будет в порядке.
Наверное, все дело в том, что Джаред больше не будет один… со всем этим. Да и кому рассказать о своем… видении, как не самому близкому другу? Если уж и тот решит, что Джаред рехнулся, значит, так оно и есть, и можно перестать мучить себя.
И ужас, который прочно обосновался где-то в районе затылка, наконец разожмет ледяные когти.
Дженсен примчался в рекордный срок — Джаред даже не успел допить очередную — какую там? Третью по счету? — чашку кофе, как в коридоре прогрохотали похожие на землетрясение шаги, и в комнату ворвался ураган по имени Дженсен.
Что само по себе было странно до чертиков, потому что обычно Дженсен передвигался плавно и бесшумно — еще тогда, в самом начале, Эрик шутил, что ему надо подвешивать колокольчик, как коту, дабы не пугал народ своим неожиданным появлением.
— Что стряслось? Джаред? Эй? Посмотри на меня! — Дженсен навис над ним, тормоша и требуя ответов.
Джаред сбивчиво объяснил про пожар, про детей и Жен, тут же добавив, что вроде обошлось и ничего серьезного, но… так и не смог заставить себя рассказать про желтоглазого монстра.
— Пойдем… на стоянку? — не то спросил, не то предложил в конце Джаред и первым двинулся в сторону выхода.
Воздух был свеж после грозы — еще не успел налиться густой и душной техасской жарой — и Джаред жадно дышал, будто старался надышаться впрок.
— Что стряслось? — повторил свой вопрос Дженсен. — Джа, я же вижу, ты что-то не договариваешь.
— Курить есть? — невпопад отозвался Джаред.
Обычно он не курил, но ситуация располагала: и руки есть чем занять, и есть время поразмыслить, что ответить.
— Дженсен, ты веришь, что я не сумасшедший? — веско спросил Джаред после первой затяжки.
Дженсен пожал плечами и вытащил сигарету себе:
— Не больше, чем я. Говори, ну? Что у вас случилось?
— Я… я не знаю… — Джаред поник плечами. Ну кому и что он собирается поведать? Да его точно в дурку упрячут, если он даже своему лучшему другу, почти брату не может ничего рассказать без задней мысли, что за это его упекут в дурку — причем с попустительства и при энергичном содействии оного друга. — Слушай, я в курсе, что это звучит как бред, но…
И он выложил как на духу все, что видел и слышал в последние часы в своем доме, — то, о чем не рискнул сообщить полиции.
— Мда… — глубокомысленно протянул Дженсен, щелчком отправляя на примятый газон столбик пепла с сигареты. — Джаред, я… я не знаю… это все так странно…
— Просто скажи, что я спятил — и покончим с этим! — неожиданно для себя вызверился Джаред. Хотя при этом чувствовал, что не соврал, что ему и впрямь станет легче, если он сейчас услышит от Дженсена, что это все полный бред, последствия стресса.
— Легче, легче, — Дженсен выставил перед собой ладони. — Я ничего не говорю. Успокойся. Что бы это ни было, но сейчас-то все в норме… ну, более-менее.
— Да, в полном порядке, — не удержался от сарказма Джаред. — Мои жена и дети в больнице, гостевой дом превратился в угольки, а так все заебись, чего уж там…
— Вы все живы, а это главное… Бля, Джаред, какого черта я тебе тут излагаю прописные истины?! — Дженсен кинул бычок в урну и резко развернулся. — Все, Джаред, все уже хорошо, все обошлось, не истери. Скорее всего, это какой-то фанат-ублюдок решил воссоздать сцену, полиция его обязательно найдет. А все остальное тебе просто померещилось, и это понятно. Не знаю, что бы со мной было на твоем месте.
— Ну… наверное, ты прав. — Джаред зарылся свободной рукой в волосы. — Наверное, у меня пока все вверх дном в голове, и на место никак не вста…
— Мистер Падалеки, мистер Эклз, какая потрясающая встреча! — прервал его голос со стороны.
С дальнего конца парковки к ним направлялся какой-то хмырь. Дженсен закатил глаза и похлопал Джареда по руке.
— Никуда не деться от фанатов. Я с ним сейчас разберусь.
— Может, это папарацци, — неуверенно бросил ему вслед Джаред. — Ты поаккуратнее.
Дженсен подходил к незнакомцу, на ходу закрепляя на лице дежурную улыбку, и Джаред надеялся, что его природное обаяние сделает свое дело.
— Извини, мужик, но сейчас неподходящее время… — начал Дженсен.
— Заткнись! — коротко бросил незнакомец и махнул рукой.
Дженсена впечатало в ближайший форд-пикап — так, что боковое стекло треснуло. Дженсен вскрикнул и схватился за локоть, а Джаред… Джаред оцепенел.
Потому что незнакомец смотрел прямо на него. Через всю парковку, будто бабочку на булавку пришпилил.
Угольно-черными глазами.

У Джареда перехватило дыхание, воздух внезапно стал бетонно-твердым и отказывался проникать в легкие. Так не бывает, так просто не бывает. Мир сошел с ума вместе с ним, вот и все.
— Я смотрю, ты совсем не рад меня видеть, — незнакомец издевательски усмехнулся. — Мое почтение, мистер Эклз, — он кивнул в сторону держащегося за руку и морщащегося от боли Дженсена, который, скособочившись, привалился к пикапу. — Вам тоже не мешало бы послушать. Послушать, я сказал! — незнакомец хлопнул в ладоши, и неведомая сила повлекла Джареда вперед.
Он поймал взгляд Дженсена, которого точно так же притянуло, как магнитом. Расширенные зрачки, недоумение и растерянность вперемешку со страхом. Все то, что чувствовал сейчас сам Джаред. Будто в зеркало посмотрелся.
— Господа, как здорово, что мы все тут, — черноглазый мужчина демонстративно обвел руками парковку — мокрый после ливня асфальт, желтые фонари, яркое сияние окон больницы, — сейчас собрались. Мне же меньше хлопот. — Он глянул своими «углями» на аудиторию, точно хотел убедиться, что ему внимают.
Ему внимали: потрясенно, испуганно, настороженно. Да что там мелочиться — в полном ужасе и неверии.
— Итак, как вы уже догадались, — демон — а это мог быть только демон, и дело было вовсе не в глазах, но в его силе, могуществе, которые он только что так наглядно продемонстрировал, — вплотную приблизился к Джареду и уставился прямо на него, — я не глюк и не шарлатан. Добро пожаловать в реальность, Нео. — Демон ухмыльнулся, демонстрируя белые зубы. — И это все было не просто так. Не несчастный случай, не короткое замыкание. У нас на тебя виды, парень. — Демон потянулся и похлопал Джареда по плечу — злая пародия на успокаивающий жест парамедика. — Поэтому не советую трепыхаться. Тебе, кстати, тоже. — Демон развернулся и ткнул в сторону Дженсена пальцем. — Ты тоже у нас под колпаком. Короче, не суетитесь и ждите дальнейших распоряжений.
Демон звонко щелкнул пальцами и исчез. Как в кино.
Джаред тупо пялился на то место, где он пропал, пока догоревший бычок не обжег кожу. Только тогда все пришло в движение. Джаред коротко вскрикнул и потряс обожженной кистью, а Дженсен, прихрамывая, подковылял к нему.
Оба долго молчали.
Это было слишком… слишком. Можно было, конечно, списать все на шок после пожара и прочее, но…
Но Дженсен стоял, держась за локоть, и в стекле пикапа была трещина, и у Дженсена в глазах откровенно плескался страх…
— Пиздец, — выдавил в итоге Дженсен.
И Джаред не мог с ним не согласиться.


Дженсен всегда считал себя рациональным человеком. Он никогда не был особо религиозен, даже в детстве, когда они всей семьей по воскресеньям ходили в церковь и молились перед ужином. Он и сейчас-то продолжал это делать — уже со своей семьей, — скорее, отдавая дань традиции, так же, как и следовал актерским суевериям. Просто ритуалы, которых в жизни бесконечное множество, и одним больше, одним меньше — невелика разница. И к вере или неверию имеет мало отношения.
Поэтому и все, что рассказал ему Джаред, воспринял спокойно. Он понимал, что у того сильнейший стресс, что он и его близкие только что подверглись смертельной опасности, а потому разные выверты психики неудивительны.
Но это… Дженсен и рад был бы думать, что это история Джареда так на него повлияла, и он сам начал грезить наяву. Черт, да он был бы просто счастлив назвать случившееся сном, бредом, хмельной галлюцинацией. Вот только от глюков обычно не отнимается рука и все тело не ломит так, будто… будто его впечатали в машину. И они оба, они оба с Джаредом это видели, а парных глюков, как и разделенных снов, не бывает.
— Дженсен, идем, надо, чтобы тебя врач осмотрел. — Джаред осторожно тронул его за плечо. — Может быть перелом или трещина.
— Я в порядке, — отмахнулся Дженсен и скривился, когда руку от локтя до кончиков пальцев прострелило острой болью.
— Нет уж, пойдем, — и Джаред решительно потянул его в сторону освещенного крыльца приемного покоя.
— Что думаешь? — спросил Дженсен через несколько шагов. — Что будем делать?
— Честно? Я бы свалил в Антарктиду, если бы был твердо уверен, что эти твари там до нас не доберутся.
То, что Джаред уже не сомневался ни в чем из увиденного, не спросил, о чем это он, черт побери, служило лишним доказательством, что это на самом деле было, что существо с черными глазами угрожало им и собиралось… о господи, отдавать какие-то распоряжения, — а не сам Дженсен приложился затылком, случайно навернувшись на мокром асфальте. И да, Джаред не спросил также: «Теперь ты мне веришь?», потому что как тут не поверить? Хотя Дженсен предпочел бы получить наглядное подтверждение его словам каким-нибудь другим способом, менее… наглядным. Вернее, ощутимым.
— Но можно попробовать. Я отошлю Данни и Джей Джей к своим родителям и…
— И что, попросишь маму насыпать соляные дорожки на подоконниках? — Джаред скептически хмыкнул.
— Не исключено, — серьезно отозвался Дженсен. Может, это и будет звучать, как полный идиотизм, но мама… возможно, она и поверит, и сделает, как он попросит. В конце концов, она всегда знает, когда он шутит, а когда нет.
После быстрого осмотра и рентгена — к счастью, ничего, кроме ушибов и ссадин, которые тут же и обработали, у Дженсена не обнаружилось, — они вернулись в комнату ожидания. Им нужно было поговорить и многое обсудить, а делать это в палате у детей или Женевьев не представлялось возможным. Усевшись, Дженсен тревожно оглянулся на дверной проем, мимо которого как раз проходил охранник, — они скормили врачу сказочку насчет мокрого асфальта и Дженсен надеялся, что у твари… демона хватило мозгов подпортить камеры наблюдения на стоянке, — и повернулся к примостившемуся рядом Джареду.
— Знаешь, я тут подумал…
— Дженсен, а мне что делать? Жен собираются продержать здесь еще несколько дней. Как мне защитить ее и мальчиков?
— Погоди. — Дженсен выставил ладони. — Этот… демон, он сказал, что мы у них под колпаком. И что мы им для чего-то нужны, так?
Джаред кивнул, явно не очень понимая, куда он клонит. Видимо, сказывалось переутомление — обычно-то Джаред схватывал все на лету. Так что Дженсен начал говорить еще медленнее и четче:
— Тогда какой им смысл сейчас вредить нам или нашим семьям? Они уже продемонстрировали, на что способны, и уверены, что мы прониклись. И мы прониклись. И не будем трепыхаться, как демон и велел. Но немного разобраться в ситуации не помешает. Чтобы хотя бы знать, чего еще ждать.
Джаред нервно хохотнул:
— А то так мы не знаем! — и добавил, нервно глянув в сторону коридора и наклонившись поближе: — Уже лет десять как сами показываем всему миру, чего ждать от демонов.
— Вот! — Дженсен торжествующе хлопнул себя по колену. — Вот именно. Как раз к этому я и веду. Откуда все это взялось? То, что мы показываем? Черные глаза у демона — это что, скажешь, совпадение? Кто-то все знал, еще тогда, с самого начала. И вписал в сценарий.
На слове «сценарий» голова Джареда резко вздернулась вверх.
— Крипке, — выдохнул он.
— Он самый, — закивал Дженсен. — Поэтому предлагаю связаться с ним и договориться о встрече.
— А это… — Джаред заколебался, — это не воспримут как «трепыхание»?
— Вряд ли, — уверенно сказал Дженсен, хотя не был так уж уверен. Просто очень надеялся. И продолжил, используя те же аргументы, которыми убеждал себя: — Мы ведь всего лишь ищем информацию. Это нормально. И демон нам этого не запрещал. Мы же не будем, я не знаю, искать антидемонский нож или пытаться поймать его в ловушку.
— Думаешь, это все действует? — внезапно оживился Джаред.
Дженсен пожал плечами:
— Спросим у Эрика.

И все-таки они встретились с Крипке лишь спустя неделю. Женевьев, как и обещали, выписали из больницы через три дня, и Джаред сразу отвез ее к своим родным. Сборы не заняли много времени — потому что вещей почти и не осталось, все сгорело, так что было в основном только то, что успела купить для них Данниль. Джаред почти все время проводил с женой, препоручив сыновей заботам друга, и в эти дни они с Дженсеном практически не виделись. Дженсен же потратил те же самые три дня, чтобы уговорить Данни тоже погостить у его родителей, мотивируя тем, что опасается за безопасность ее и дочери — и даже не кривя при этом душой. Полиция ничего не нашла, говорил он, но мало ли что: версия с поджогом не менее достоверна, нежели с замыканием в проводке. В итоге Данни согласилась, и у Дженсена отлегло от сердца.
Разговор с матерью он предпочел бы не вспоминать. В ответ на просьбу о соляных дорожках та посмотрела на него, как на умалишенного, но… Но, видимо, прочла в его глазах что-то такое, отчего не стала спорить и лишь уточнила, подойдет ли обычная соль или нужно какую-то особенную. Дженсен юмор оценил, несмотря на нелепость ситуации.
— Мама, клянусь, я все тебе объясню, — пообещал он, — а пока считай меня чересчур суеверным, ладно? Но сделай как я прошу.
Мама снова посмотрела на него, а потом молча подошла и обняла.
— Ладно, — сказал она, когда отпустила его. — Я сделаю. И передай Джареду, что мы все тут очень за него переживаем. Я уже звонила Женевьев, вроде бы с ней и детьми все уже хорошо… Но это… этот пожар… это ужасно. И… — мама обхватила лицо Дженсена руками, и тот опустил голову, чтобы ей не приходилось вставать на цыпочки. — Берегите себя, мальчики. — И мама поцеловала Дженсена в лоб.
— Обещаю. — Он почувствовал внезапное облегчение, как в детстве, когда верилось, что если мама поцелует, то разбитая коленка обязательно перестанет болеть и быстрее заживет. Совершенно иррациональное чувство. Из разряда той самой веры, которую не заменить никакими ритуалами.
А через четыре дня они с Джаредом вылетели из Остина в Лос-Анджелес.

Эрик не просто согласился на встречу — он позвал их не в какой-нибудь ресторан, как ожидалось, а к себе домой.
— Проходите, располагайтесь, ребята, давно не виделись. Пива? — трещал Эрик, заходя вперед них в гостиную. — Джаред, слышал о твоем несчастье, искренне сочувствую…
— Ты охотник? — вдруг выпалил Джаред — Дженсен аж вздрогнул от неожиданности.
И замер в ожидании ответной шутки Эрика. В ожидании, что тот пошлет их к черту и выставит вон.
— Нет, я просто собираю информацию, — грустно улыбнулся Эрик, разворачиваясь к ним. — Да вы садитесь, садитесь, я сейчас на кухню схожу за пивом…
— Не надо пива, — просипел Дженсен и откашлялся. Так, похоже, они не прогадали и сейчас получат ответы на кое-какие вопросы. Но все равно было слишком… обескураживающе.
— Я все-таки схожу. Кстати, — Эрик тормознул в дверях, — здесь можно не следить за языком: я отпустил прислугу, а дом полностью под защитой от любой твари. Гарантирую.
Дженсен сидел как на иголках, и даже запотевшая бутылка пива посреди майской жары не порадовала.
— Эрик… — начал он, на самом-то деле и не зная, с чего начать.
— Если я все правильно понял насчет пожара, вас уже навестили демоны, — спокойно сказал Эрик, прикладываясь к своему пиву. — Я очень надеялся, что до этого не дойдет. Видимо, ставки повысились.
— Какие ставки?! — вспылил Джаред, со стуком опуская бутылку на журнальный столик. — Мою семью чуть не прикончили!
— Я все понимаю и уважаю твое право злиться, — ни на йоту не изменив тона, ответил Эрик. — Но позволь мне рассказать все от начала и до конца.
Дженсен молча кивнул и уставился на запотевшее горлышко. Джаред откинулся на спинку и сделал неопределенный жест — не то «валяй», не то «хрен с тобой, валяй».
— Я не охотник и никогда им не был. Но рос в среде, где нечисть не была просто суеверием. Среди моих родных и друзей было много охотников — и, скажу я вам, в сериале смертность среди них сильно преувеличена в угоду драматизму. В сущности, это обычная работа, не опаснее работы полицейских или спасателей. И, конечно, куда более легальная, чем было показано, — во всяком случае, куда более прикрыта с этой стороны. Я помогал матери собирать информацию, находить дела и передавать их так называемой «силовой группе», то есть, собственно, охотникам. И однажды один знакомый высказал мысль о том, что неплохо было бы, если бы обыватели не были совсем уж профанами по части сверхъестественного. Если бы они при встрече с необычным, во-первых, спешили бы убраться куда подальше, а во-вторых, хотя бы хватались за соль, кресты и серебро, а не за кухонные ножи. И я загорелся идеей создать некое информационное поле — пускай оно было бы «как бы понарошку», пускай в это бы никто не верил всерьез, но чтобы хоть что-то в сознании людей отложилось. А что у нас по праву считается самым всепроникающим и доходчивым по части «зомбирования» масс? Телевидение, само собой. — Эрик одним глотком ополовинил бутылку — Дженсен завороженно следил, как ходит вверх-вниз его острый кадык. Эрик так просто об этом всем говорил, точно репетировал. Или эта речь была далеко не первой. Неприятное ощущение поползло вниз по позвоночнику. Тем временем Эрик продолжал: — И так появилось «Сверхъестественное». Конечно, не сразу — я долго лелеял этот проект, пока не достиг нужных высот и приличного веса в шоу-бизе… боже, как пафосно это все сейчас прозвучало! — Эрик ткнулся лицом в подлокотник дивана; плечи его мелко затряслись от смеха. — Короче… — Он выпрямился. — Короче, так все и началось. И друзья-охотники были мне благодарны, честно. Но потом мне захотелось большего. Помните тульпу? — внезапно спросил Эрик без видимой связи с предыдущей фразой.
Джаред пожал плечами, а Дженсен неуверенно предположил:
— Это та, которая превращает выдуманное в настоящее?
— Именно. Материализованное воплощение мысли. Собственно, это пришло мне в голову как раз после того, как Трей использовал ее в сценарии. Изначально это был просто эксперимент, мне хотелось проверить свою теорию, тем более что никакой сложности ее воплощение не представляло. Если без углубления в никому не нужные детали, достаточно начертить символ в укромном месте, которое не бросается в глаза, но при этом постоянно попадает в кадр, — и выдуманный монстр, оружие, ритуал… да что угодно обретет реальность. Причем гарантированно — даже при самом низком рейтинге счет просмотревших идет на сотни тысяч ежедневно. Ну а поскольку все монстры, которых я использовал в сериале, существовали на самом деле, можно было не волноваться, что я выпущу в свет очередное страшилище. Напротив, — Эрик выпрямился; Дженсен уловил в его голосе гордость, — напротив, можно было попробовать изменить способы уничтожения всех этих тварей, сделать их проще…
— Ты извини, конечно, — довольно грубо перебил его Джаред, — но какое отношение все это имеет к нашей ситуации?
Дженсен промолчал. Ему казалось, что он начал смутно улавливать связь. И ему совсем не нравились выводы, которые неизбежно из этого следовали.
— Самое прямое, — ничуть не обидевшись, ответил Эрик. — И я как раз подхожу к сути. Итак, я начал рисовать знак тульпы, и он сработал. И все было хорошо, пока не появился кольт.
— В смысле, кольт Кольта? — зачем-то уточнил Дженсен, хотя и без того догадался, что речь о нем.
Эрик кивнул.
— Это был миф, легенда, в его существование никто не верил — и тем не менее, спустя всего неделю после выхода серии его нашла на Аляске пара охотников, вернее, его им подарила женщина, которую эти охотники спасли от духа. Вроде как она купила кольт на аукционе — но никаких бумаг, ничего. Она даже не могла вспомнить, что это был за аукцион и где он проводился. И, однако же, кольт действовал, то есть убивал демонов. Тогда демоны впервые и всполошились: до этого тульпа затрагивала обычную нечисть, на которую им было плевать, а тут такое… Но основная волна пошла, когда появился нож Руби и, если можно так выразиться, инструкция по изготовлению пуль для кольта. — Эрик нервно рассмеялся. — О, вот тут началось веселье. Пришлось привлечь охотников для охраны во время съемок, потому что демоны оказались туповаты и считали, будто достаточно убить кого-то из основного каста, или режиссеров, или вообще создателя сериала, чтобы все прекратилось.
— Т-то есть как? — Джаред побледнел. Дженсен подозревал, что и сам выглядит не лучше. Шутка ли — узнать, что ходил под дамокловым мечом еще семь лет назад! — Эрик, и ты так спокойно об этом говоришь?!
Эрик криво усмехнулся:
— Ну, если вы этого тогда не заметили, значит, охрана была на высоте. Ни одна из этих черноглазых тварей так и не смогла пройти мимо них. Потом кто-то поумнее решил, что надо действовать масштабнее, и устроил забастовку сценаристов.
Дженсен потрясенно приоткрыл рот. Чтобы устроить такое, мало было прийти и сказать: «Ребята, а давайте побастуем», надо было надавить на кучу рычагов, договориться с кучей людей, вообще на первый взгляд не связанных с шоу-бизнесом. Да уж, и правда масштабно.
— Когда и с этим не выгорело, — продолжал рассказывать Эрик, — подключился кто-то совсем умный, понимавший, что смерть ведущих актеров лишь привлечет внимание к проекту, а закрытие сериала не отменит уже появившиеся тульпы и не заставит всех немедленно забыть о нем. Демоны стали действовать тоньше. Охотники, конечно, могли защитить от нападений, но не всех и каждого и уж точно не от шантажа. Или посулов. К сожалению, я понял это слишком поздно, гораздо позже того, как один из сценаристов подкинул мне идею с ангелами. И нет, они не были тульпами — мы знали об их существовании, но сталкивались редко, — в отличие от ангельских клинков.
— Я правильно понял, — медленно произнес Дженсен, отставляя на столик окончательно согревшееся пиво, — что демоны стали… направлять сценаристов?
— Сначала они, потом присоединились ангелы, — подтвердил Эрик. — Фигурально выражаясь, съемочная площадка стала местом их борьбы. Ангелом или демоном мог оказаться кто угодно: продюсер, второстепенник, реквизитор, гример… да хоть водитель крана. После этого охотникам пришлось туго: одно дело — истреблять подосланных убийц, и совсем другое — сдерживать натиск наблюдателей и шпионов или даже следить за ними. И если демонов еще худо-бедно вычислить было можно, то с ангелами был полный швах. Тогда-то нам удачно подвернулся Видящий.
— Кто? — в один голос спросили Дженсен и Джаред.
— Парень, который мог видеть истинную суть любой сверхъестественной твари. Редкий дар на самом деле. — Эрик вздохнул. — Нам чертовски повезло, что он оказался еще и актером, и у нас не возникло проблем с его присутствием на площадке. В общем-то в выигрыше в итоге остались все: Видящий получал постоянную работу, неплохую зарплату и защиту для себя и своей семьи, а охотникам больше не нужно было гадать на кофейной гуще всякий раз, когда в съемочной группе появлялся кто-то новенький.
— Ну прямо идиллия, — с сарказмом протянул Джаред. Дженсен согласно фыркнул. — И кто этот супермен?
Эрик приподнял бровь:
— А вы еще не догадались?
Дженсена вдруг осенило.
— Иди ты! — выдохнул он. — Коллинз?!
Эрик довольно рассмеялся, глядя на их удивленные физиономии.
— Он самый. Но я уже подошел к сути. После того, как я попытался поставить жирную точку в конце пятого сезона, чтобы прекратить этот балаган, и получил прямой запрет от руководства канала, стало ясно, что наши сверхъестественные друзья добрались и туда. И меня «ушли». Что было потом, думаю, понятно и без объяснений. Два лагеря тянули одеяло в свою сторону, время от времени к ним присоединялись кланы существ достаточно многочисленных и могущественных, чтобы тягаться с адско-райскими выкормышами, и все это стало напоминать мафиозные разборки.
— Ну а при чем тут все же мы? Я что-то так и не уловил. — Решительно, если Джаред упрется, сбить его не могло ничто на свете. Ни известие о покушениях на его собственную жизнь, ни осознание того, что они оказались в эпицентре чуть ли не холодной войны. Дженсен невольно позавидовал упрямству друга: сам он находился весьма и весьма… под впечатлением. Потому и предоставил Джареду одному дожимать Крипке до упора — и тот справлялся на отлично. Во всяком случае, Эрик впервые с начала своего почти-монолога смутился.
— Это лишь предположение… Подозреваю, все дело в том, что и демонам, и ангелам сотрудничество с вами очень выгодно. Они долго не подпускали к вам агентов враждующей стороны, но, видимо, демоны как-то сумели подсуетиться. Отвлекли чем-нибудь остальных и выиграли главный приз. Вы ведь золотое дно, ребята, любое слово, сказанное вами с экрана, действует так, как будто все декорации разрисованы символом тульпы.
Джаред с шумом втянул воздух. Дженсен покосился на друга: лицо у того было белым от ярости.
— Значит, так. — Джаред медленно поднялся и навис над Эриком, который сразу как-то съежился и нервно забарабанил пальцами по кожаной обивке дивана. — Я правильно понимаю, что эти твои хваленые охотники, которые так здорово нас защищали, каким-то образом облажались и позволили демонам напасть на мою семью?! И теперь один из моих сыновей боится ложиться спать, а жена уверена, что сошла с ума?!
Дженсен вздрогнул, и причиной тому было вовсе не то, что Джаред перешел на крик. Они так толком и не поговорили, даже в самолете — Дженсен ждал, когда Джаред сам дозреет, но тот не дозрел. И ничего ему не сказал… словом не обмолвился о реакции Жен на демона. И в этом было нечто пугающее. Джаред, который всегда делился с ним проблемами, признавался порой в самом сокровенном, ничего ему не сказал.
— Джаред… — Эрик неловко поерзал на диване; раздался противный скрипящий звук, отдавшийся, кажется, у Дженсена даже в зубах. — Охотники, они же… они же не всеведущи и не всемогущи. Рано или поздно это все равно случилось бы. И чем ближе окончание сериала, чем меньше у демонов и ангелов оставалось времени, чтобы заполучить вас — едва ли не самое сильное оружие, — тем выше были ставки, тем жестче методы и тем больше вовлеченных. Никто не может противостоять целой армии.
— Да плевать! — все больше распалялся Джаред. — Я не просил себя в это впутывать! Тем более своих родных!
— Никто не просил, — печально, как почудилось Дженсену, вздохнул Эрик. — Но все зашло чересчур далеко… Короче, я сообщу кому надо, и с вами свяжутся в ближайшее время. Просто на всякий случай.
Крипке встал, собрал бутылки и направился в сторону кухни, явно давая понять, что разговор окончен.
— И что будем делать теперь? — спросил Джаред, когда Эрик скрылся из виду, — все-таки он до сих пор считал Дженсена авторитетом в важных вопросах. Не то чтобы Дженсену это не льстило, но в данном конкретном случае он предпочел бы быть ньюфагом, от которого не требуют мудрых разъяснений в стиле Йоды.
— Вернемся домой. Ты займешься страховкой по пожару. До ближайшего кона еще неделя — будем отдыхать, — помолчав, ответил Дженсен. — И не будем суетиться.
— А охотники?
— Посмотрим…

Путь до отеля протекал в молчании. Будь на то воля Дженсена, он бы вообще предпочел бы сейчас не обсуждать ту гору информации, которую вывалил на них Крипке. Все это было слишком странно: ангелы, демоны, их мафиозные разборки, шпионаж и крутящиеся посреди этой вакханалии охотники на нечисть — готовый сценарий для укурного сериала. Как-то сложновато было утрамбовать такой салатец у себя в голове.
Дженсен покосился на Джареда — тот сидел ровно и смотрел прямо перед собой. И с самого выхода из дома Эрика не проронил ни слова, что было случаем беспрецедентным. Джареду всегда было что сказать.
— Джаред… — неуверенно позвал Дженсен, когда они уже стояли в коридоре отеля перед дверьми своих номеров. — Ты… мы ведь можем отказаться. Ну, послать этих охотников к черту и просто сидеть тихо и не отсвечивать.
— И оставаться в неведении? — угрюмо хмыкнул Джаред. — Нет уж, спасибо, мне хватило предыдущих девяти лет. Пусть просветят подробнее: сдается мне, что Эрик нам далеко не все рассказал. Дженсен, мы вляпались по самые уши, и голову в песок так просто уже не спрячешь. Если… — он вздохнул, — если на нас снова нападут, хотелось бы хоть знать, что это будут за твари и как от них можно защититься… кроме соли и святой воды.
— Да… Да, наверное, ты прав, — выдавил Дженсен. — Ну… спокойной ночи тогда.
Ответом ему послужил стук хлопнувшей двери. Дженсен не стал медлить и, последовав примеру друга, тоже прошел в свой номер. Кинул сумку на стул и, как был, завалился на застеленную кровать. Он сомневался, что этой ночью ему удастся толком поспать.
Через полчаса, как раз когда Дженсен решал сложный вопрос: наведаться ли в мини-бар, почистить ли зубы или поддаться лени и с места не двигаться — в номер постучали. Так что по-любому пришлось вставать.
Отперев дверь, Дженсен посторонился, пропуская неровно двигающегося Джареда — похоже, у того проблем выбора не возникло, и его мини-бар понес значительные потери.
— Передумал пить в одиночку, — объяснил Джаред, устраиваясь на не успевшей еще остыть после Дженсена половине кровати. — Тебе придется догонять.
— Я еще и перегоню, — пообещал Дженсен, выстраивая перед собой на столе роту миниатюрных бутылочек. — Ты чем накачивался?
— Без понятия, — признался Джаред, скидывая ботинки и пристраивая ступни на изножье, — сначала точно был виски, а потом…
— У нас завтра с утра самолет, — без особого энтузиазма напомнил Дженсен.
— А сегодня — нервное потрясение. Причем у меня — уже второе за месяц. Брось, Дженсен, это дешевле психоаналитика, даже если мы пропустим рейс. Тем более что любой вменяемый врач запакует нас в комнату с мягкими стенами после первой же фразы.
— После второй, — хмыкнул Дженсен, перебрасывая ему отобранные бутылочки с виски. — Сначала мы поздороваемся, как и положено. Мы же с тобой вежливые люди.
Вот так они и нажрались.
И чуть не опоздали на самолет.
Правда, Дженсен все равно счел ночь продуктивной — потому что Джаред наконец-то оттаял и вывалил ему все подробности и страхов Тома, и срывов Женевьев, и своих собственных метаний.
Единственное, что отравляло мысли Дженсена по приезде — он и его семья следующие на очереди. Как и обещал демон.
И вся соль в Техасе их не спасет.


Джаред с трудом сдерживал желание стереть со смазливой рожи мужчины напротив до чертиков самоуверенную ухмылочку.
Он всегда был довольно вспыльчивым, но отходчивым и, зная за собой эту особенность, предпочитал по-быстрому выплеснуть агрессию и дальше действовать и мыслить взвешенно и рассудительно. Тем более что его агрессия далеко не всегда предполагала швыряние предметами или драку — этим он отличался от Дженсена, у которого куда чаще чесались кулаки и которому приходилось всерьез держать себя в узде, заработав тем самым, как ни парадоксально, репутацию человека спокойного и сдержанного. Во всяком случае, куда более сдержанного, чем Джаред.
Но вот именно сейчас Джаред с удовольствием бы подправил их новому знакомому физиономию.
Через два дня после возвращения в Остин ему позвонили с неопределившегося номера, и некий мужчина, представившийся как «Питер, охотник», предложил «встретиться на нейтральной территории». И теперь в отдельной кабинке небольшого ресторанчика из числа тех, которые не указывают в туристических проспектах, но о которых знают все без исключения местные ценители хорошей кухни и уединенности, напротив них с Дженсеном сидели двое.
Высоченный, подстать самому Джареду, афроамериканец: коротко стриженый, с небольшими усами, эспаньолкой и крупной родинкой на левой скуле. Второй был белым, невысоким, тоже с усами и аккуратной бородкой — «Униформа у них такая, что ли?» — подумал Джаред — и нахальными голубыми глазами. Оба мужчины были одеты в джинсы и футболки и развалились на диванчике со своей стороны стола с таким видом, будто у них тут намечается дружеская попойка, а не серьезный разговор. И если афроамериканец просто откровенно скучал, то голубоглазый смотрел на них с Дженсеном как на сопливых юнцов, которые по незнанию лезут в дела взрослых дяденек.
Вот тогда-то у Джареда руки и зачесались.
Наконец голубоглазый прервал затянувшееся молчание:
— Это я звонил вам. Я Питер, а он Нитро, — он махнул рукой в сторону напарника и тут же пояснил: — На самом деле его зовут Майком, поэтому и прозвище такое.
Джаред всеми силами постарался изобразить, насколько ему безразличен и сам Майк, и причины, побудившие того взять себе подобное прозвище, но Питер явно сел на любимого конька.
— Ну, это же «Убрать перископ», классику надо знать. Помните: Майк — Нитро. — Питер изобразил загадочную пантомиму, сперва опустив руку под стол, а затем подняв над головой.
— Оставь, это к делу не относится. Не грузи людям мозги, — подал голос означенный Нитро. Или Майк. Какая разница.
Джаред, который начал закипать еще с первого момента встречи, чувствовал, что «свисток» вот-вот сорвет, и может получиться очень некрасивая сцена. Видимо, Дженсен уловил его настроение, потому что подался вперед и, положив на стол сцепленные в замок руки, сказал:
— Окей, я Дженсен, это Джаред, и нас так зовут на самом деле, а теперь, если мы с этим закончили, давайте перейдем к делу. Эрик рассказал нам все в общих чертах, но мы горим желанием услышать подробности. Особенно в той части, что касается непосредственно нас.
Питер откинулся на спинку диванчика.
— Да без проблем. Какие конкретно подробности вам нужны? Потому что если рассказывать действительно все, то и недели не хватит. Кстати, кухня тут хорошая? Я бы заморил червячка, помираю с голоду.
Не успел Джаред обуздать порыв сделать какую-нибудь глупость, например, запустить в Питера солонкой и сослаться, что он так проверял того на одержимость, как на плечо ему опустилась ладонь Дженсена.
— Спокойно, Джаред. Мы пришли в ресторан, логично что-нибудь заказать, чтобы не занимать стол попусту. Сейчас возьмем по пиву и зададим свои вопросы. — Дженсен убрал руку и переключил внимание на Питера: — Рекомендую крылышки, здесь их отлично готовят.
— А ты мне нравишься, парень. — Питер ухмыльнулся. — Вы мне вообще оба нравитесь, благодаря вам пропаганда нашей профессии вышла на «А с плюсом».
Тут как раз подошла официантка, и напряженный момент окончательно скомкался и затух. Но Джаред по-прежнему не собирался отвечать Питеру взаимностью. Хотя тот и не выказывал признаков особого высокомерия или, тем более, недружелюбия, Джареду он иррационально не нравился. Ну и да, все же нотки снисходительности в его речи проскальзывали — или это Джареду так казалось, потому что он невзлюбил этого охотничка с первого взгляда.
Так или иначе, но он, улучив момент, со значением посмотрел на Дженсена, молча делегировав тому полномочия переговорщика. Сам Джаред не был в себе уверен — в том, что в конце концов не сорвется и не вспылит, выплеснув на этих людей все свои страхи и тревоги, хотя они лишь исполнители и не виноваты в том, что Джареда и его семью втянули в сверхъестественные разборки. Если уж на то пошло, винить во всем надо Крипке и его «гениальную» идею.
Дженсен слегка кивнул — все-таки они давно знали друг друга и научились общаться почти без слов — и вновь обратился к Питеру:
— Это вы охраняете нас на съемках?
Питер, занятый обгладыванием крылышка, пихнул в бок своего напарника, и тот ответил вместо него:
— Грубо говоря, да. И на съемках, и вне их. Нас приставили к вам почти с самого начала всей этой заварушки.
— Странно, что мы вас ни разу не видели, — заметил Дженсен.
Нитро пожал плечами:
— Значит, мы хорошо выполняем свою работу.
— И почему же тогда… — не выдержав, буквально зашипел Джаред, — почему же тогда мой дом сгорел, а мои родные чудом не погибли? Где вы были? Или это у вас тоже считается «хорошей работой»? — последнюю фразу он почти выкрикнул.
Нитро заметно стушевался и покосился на Питера. Тот отложил обглоданную косточку на край тарелки, ополоснул пальцы в миске с лимонной водой и вытер губы салфеткой. Джаред следил за его действиями с напряженным ожиданием засевшего в засаду тигра: был бы у него хвост, он бы, наверное, уже нетерпеливо подрагивал.
— Понимаете, — начал Питер, явно подбирая слова, — все не так просто. И, поверьте, охранять вас, лавируя между шпионами «верхних» и «нижних», было нелегко. — Он опустил глаза, словно собирался признаться в чем-то, неприятном для себя. — Но тут, каюсь, мы… малость облажались. Наши так называемые «друзья» так весело и активно соревновались между собой, кто уничтожит больше агентов конкурирующей стороны, не дав им добраться до ваших близких, что нам и делать ничего не приходилось, разве что ставки в пари. И мы расслабились и…
Джаред перестал вслушиваться в речь Питера еще на пассаже про ставки — его глаза в буквальном смысле заволокло красной пеленой, и очнулся он, лишь ощутив стальной захват поперек талии и обнаружив, что навис над столом, далеко вытянув перед собой судорожно сжимающиеся руки, будто стискивающие чье-то невидимое горло. Питер давно умолк и отодвинулся от него как можно дальше, вжавшись затылком в диван и явно делая все, чтобы невидимое горло не стало его собственным. Нитро вскочил на ноги, опрокинув свое пиво, и, в примирительном жесте выставив перед собой ладони, пытался вклиниться между напарником и Джаредом. Это было довольно непросто, учитывая его габариты и узкий просвет между столом и диванчиком. Кого из двоих он при этом защищал, непонятно.
Дернувшись, чтобы освободиться, Джаред мгновенно ощутил, как захват на талии еще усилился.
— Все, я спокоен, отпусти, — сказал он, и руки, чуть помедлив, разжались.
— Сядь, Джаред, — попросил Дженсен, потирая запястье и, будто подавая пример, тоже возвращаясь на свое место. — Не будем устраивать скандал в публичном месте.
Джаред послушался и, усевшись, глубоко вдохнул и выдохнул, считая в уме от ста в обратную сторону. Сердце все еще колотилось, а пальцы подрагивали от избытка адреналина, зато в ушах уже не бухало и не хотелось разнести тут все вдребезги и пополам.
— Чувак, извини, — Нитро, в отличие от них, не спешил садиться, но хотя бы опустил руки, уперев их в стол. — Я все понимаю, Питер нихрена не умеет следить за языком и иной раз ляпает такое, что мне и самому хочется начистить ему рыло. — Питер тихонько фыркнул, но сразу принял невинный вид, незаметно отстраняясь от кулака, который Нитро сунул ему под нос. — И у тебя есть полное право на нас злиться. Да, мы облажались, да, мы расслабились, и нас застали врасплох, а отдуваться пришлось вам, но… рано или поздно что-то подобное все равно бы случилось, даже если бы мы заперли ваши семьи в форт Ноксе и по маковку засыпали его солью. Поэтому бессмысленно затевать драку, лучше сесть и подумать, как мы поступим дальше.
— Мы с Джаредом уже отправили жен и детей к родственникам, — сообщил Дженсен.
Нитро кивнул, наконец-то тоже садясь:
— Мы в курсе. И, кстати, здорово, что у тебя такая понимающая мать.
Дженсен нахмурился:
— Вы что, понаставили «жучков» в доме моих родителей?
— Нет, просто наблюдательны и подмечаем разные мелочи. По моим сведениям, миссис Эклз хитро выкрутилась, чтобы не палиться с солевыми дорожками — она проложила на пороге и под рамами пропитанные крепким соляным раствором полоски поролона, — ответил Питер вместо Нитро. Казалось, он успел выбросить из головы недавний инцидент и теперь вел себя как ни в чем не бывало. Даже промокнул салфетками образовавшуюся пивную лужицу на столе и вернулся к крылышкам. — Очень умно. Поролон хорошо держит воду, а когда та испарится, соль внутри все равно останется.
— Если бы мои родители были такими понимающими… — тихо проговорил Джаред.
— Мы и об этом позаботились, — сообщил Нитро. — Знаю, что поздно, но мы приняли меры. Обновили защиту обоих домов, прикрепили обереги на машины… мы делали это в самом начале, потом забросили, правда, но это лучше, чем ставить с нуля. На ваши дома сейчас ставить защиту опасно — могут счесть агрессией, так что придется вам выкручиваться самим. В принципе, тех же солевых дорожек достаточно, это вполне сойдет за истерически-параноидальную реакцию наивных и напуганных актеров.
Питер кивал в такт его словам, будто соглашаясь.
— Еще мы надеемся привлечь Видящего, чтобы он отслеживал появление любых тварей рядом с вами и вашими родственниками, но…
— Но? — повторил Джаред.
— Но, учитывая его специфику и то, что он и так загружен сверх меры, вряд ли он согласится.
— Кроме того, он вас недолюбливает, — вклинился Питер. — Особенно тебя. — Он ткнул крылышком в Джареда. — И если вспомнить твои шуточки, я его понимаю.
— Да пошел ты, — Джаред наклонился вперед, игнорируя предостерегающий взгляд Дженсена, — Миша сам виноват. Не вел бы себя как…
— Это из-за его дара, — поспешил объяснить Нитро, — тот неслабо расшатывает психику. Посмотрел бы я на вас, если бы вы могли видеть эти морды в истинном свете. Вот его и колбасит.
— Я должен почувствовать себя виноватым? — с сарказмом поинтересовался Джаред. — Что-то как-то не чувствую.

продолжение в комментариях



запись создана: 05.04.2016 в 20:04

@темы: Важнейшее из искусств, Картинки, Моя трава, Муки творчества, СПН, Фанфики и переводы

URL
Комментарии
2016-04-06 в 01:17 

dark_seven
born to be... там разберёмся
+Lupa+, оооо,замечательный повод перечитать эту прекрасную работу ещё раз! :heart:

2016-04-06 в 01:55 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
dark_seven, кому перечитать, а кому прочитать в первый раз, схватиться за голову и бить себя по рукам, чтобы не переписывать. :-D

URL
2016-04-07 в 03:05 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
01

URL
2016-04-07 в 03:23 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
02

URL
2016-04-07 в 03:27 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
03

URL
2016-04-07 в 03:31 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
04

URL
2016-04-07 в 17:12 

Bosaya maya
Family freak.
схватиться за голову и бить себя по рукам, чтобы не переписывать. :-D
Оно же прекрасно!!!:heart: Один из любимейших моих РПФ. Там не надо ничего переписывать!

2016-04-07 в 17:16 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
Bosaya maya, ну... кое-что я бы изменила: например, чтобы эпизод с привидением не был таким "внезапно удачным стечением обстоятельств", а Дженсену в дом и правда демоны подкинули какую-нибудь одержимую вещичку. Ну, чтобы тот там не рассиживался, к примеру. Но лень. :lol:

URL
2016-04-07 в 22:05 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
05

URL
2016-04-07 в 22:08 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
06

URL
2016-04-07 в 22:09 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
07

URL
2016-04-07 в 22:28 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
08

URL
2016-04-07 в 22:29 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
09

URL
2016-04-07 в 22:32 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
10

URL
2016-04-07 в 22:40 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
11

URL
2016-04-07 в 22:43 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
12

URL
2016-04-07 в 22:44 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
13

URL
2016-04-08 в 04:08 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
14

URL
2016-04-08 в 04:11 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
15

URL
2016-04-08 в 04:13 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
16

URL
2016-04-08 в 04:20 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
17

URL
2016-04-08 в 04:25 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
18

URL
2016-04-08 в 04:27 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
19

URL
2016-04-08 в 04:39 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
20

URL
2016-04-08 в 04:41 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
21

URL
2016-04-08 в 13:36 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
22

URL
2016-04-08 в 13:43 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
23

URL
2016-04-08 в 13:46 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
24

URL
2016-04-08 в 13:49 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
25

URL
2016-04-08 в 13:52 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
26

URL
2016-04-08 в 14:06 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
27

URL
2016-04-08 в 22:20 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
28

URL
2016-04-08 в 22:22 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
29

URL
2016-04-08 в 22:55 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
30

URL
2016-04-08 в 22:58 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
31

URL
2016-04-08 в 23:01 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
32

URL
2016-04-08 в 23:04 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
33

URL
2016-04-08 в 23:09 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
34

URL
2016-04-08 в 23:16 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
35

URL
2016-04-08 в 23:18 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
36

URL
2016-04-08 в 23:20 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
37

URL
2016-04-08 в 23:25 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
38

URL
2016-04-08 в 23:30 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
39

URL
2016-04-08 в 23:40 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
40

URL
2016-04-08 в 23:45 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
41

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мамаша Дорсет

главная