Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:09 

"Спасать людей" - мини, G, СПН, ЗФБ-2017

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
Название: Спасать людей
Автор: +Lupa+
Бета: Bianca Neve
Размер: мини, 3 245 слов
Персонажи: Дин, Сэм
Категория: джен
Жанр: кейс, немножко ангста и совсем чуть-чуть юмора
Рейтинг: G
Краткое содержание: написано отчасти по заявке «Хочу еще дел с песиками! Пусть ютятся на заднем сидение импалы, ловят злостные взгляды Дина, влюбленные — Сэма. И в конце пусть спасут Дину жизнь, чтоб и он их полюбил».
Примечание: если кому-то здесь померещится некий пейринг… он вам не померещился (да, автор в курсе, что это совсем дно)


Дин недовольно косился на шевелящийся на заднем сидении сверток. И дело было даже не в том, что совсем недавно сверток был его курткой, хотя и это тоже раздражало. Самое главное — содержимым этого свертка были три беспородных шавки, точнее, три толстопузых щенка, которых они с Сэмом вытащили из заброшенного сарая, когда обитавший там мстительный дух обрушил им на головы стропила. Сарай сложился, как картонный, с духом они вскоре разобрались, а по дороге к машине Сэм остановился и повернулся на жалобный визг.
— Сэм, нет, — как можно тверже заявил Дин.
— Дин, да, — проникновенно отозвался Сэм. — У них теперь нет дома, и за них отвечаем мы.
Дин закатил глаза:
— Боже, ты говоришь так, словно мы собираемся бросить несчастных сироток. Это же просто собаки!
— А они и есть сиротки. — Сэм повернулся и указал на неровную длинную кучку, валяющуюся на обочине песчаной дороги, которая вела к сараю. Кучкой был гниющий трупик дворняжки.
Дин поморщился, вздохнул — и сдался.
— Валяй, будь по-твоему.
Правда, каким образом это закончилось его курткой в роли подстилки, Дин так и не понял. Зато понял, что неприятности на этом не кончатся.
И как в воду глядел. Вот прям сразу, в первом же мотеле, неприятности выстроились по рангу — выбирай не хочу. Во-первых, как и ожидалось, в номера с животными не пускали. И даже умильная мордочка, которую Сэм состроил администратору — желчной тетке, на вид разменявшей шестой десяток, — не помогла. Пришлось оставить щенков в Импале, что плавно подводило к неприятности номер два. В общем-то, чего-то такого Дин и ожидал, но наполненная водой консервная банка, которую заботливый Сэм оставил вечером на коврике перед задним сидением, чтобы животины не померли от жажды, дело только усугубила.
— Машину отмываешь ты! — грозно заявил Дин, прикрываясь рукавом. — И пристрой уже этих тварей куда-нибудь, чтобы я их больше не видел!
Сэм виновато глянул на него и полез за тряпками и химией. Дин скорчил рожу и удалился в сторону ближайшей закусочной.
Полчаса спустя Сэм подсел к нему за столик, не поднимая глаз заказал у тощей официантки (натуральная жердь, и взгляду зацепиться не за что) салат с курицей и помидорами и глухо отрапортовал:
— Я сдал щенков в местный приют. Доволен?
— Безумно, — не без сарказма отозвался Дин и ткнул пальцем себе в кружку, показывая официантке, что кофе можно и повторить.
После совершенно больше ничем не запомнившегося обеда братья вернулись в мотель. Импала сверкала чистотой, так что Дин одобрительно хмыкнул и решил больше тему собак не поднимать.
Но не тут-то было.
Куртка, как и следовало ожидать, насквозь провоняла псиной.
— Фу! — громко озвучил свое мнение Дин и, держа двумя пальцами, отнес ее в ванную, проветриться.
— Да ладно тебе, — подал голос Сэм, как только Дин вышел из ванной. — И кто из нас теперь сучится?
— Но она правда воняет! — возмутился Дин.
— Как скажешь. — Сэм выключил прикроватный светильник, натянул одеяло и повернулся спиной к Дину.
Но тот уже привык к подобным фортелям, поэтому лишь криво усмехнулся и тоже завалился спать, надеясь добрать те трое суток без сна, когда они гонялись за чертовым призраком.

Последняя охота здорово их вымотала, мотельные постели были мягкими и относительно чистыми, еда в забегаловке — довольно вкусной, а еще в городке Дин заметил вполне приличную на вид автомастерскую, куда не страшно было отдавать Детку на профилактический осмотр. Поэтому он предложил Сэму задержаться тут на пару деньков.
И поэтому на следующий день они обедали все в той же забегаловке.
Дин успел ухомячить бургер и теперь лениво макал в кетчуп картошку, пока Сэм сражался с окунем и рисом. Делать было особо нечего, и Дин невольно прислушался к разговору за соседним столиком.
— Я смотрю, у тебя опять грузовик забит, Гарри, — сказал кто-то хриплым голосом.
— Очередная порция из приюта, а ты как думал, — ответил хрипатому собеседник — его голос был куда выше и писклявее.
— Что, еще бродяжек усыпили? — хрипатый хохотнул.
— Регламент у них такой, — сказал после паузы писклявый. — Держат месяц, если никто не заберет — усыпляют. А мое дело маленькое — отвезти на утильзавод да получить подпись в ведомость. Хлопотно, конечно, что их столько, ну да кто виноват, что собак да кошек бродячих тьма, а желающих их забрать — комару поссать не хватит. Вон, недавно еще троих дармоедов приволокли, тратить казенные денежки.
— А как же благотворительность? — не унимался хрипатый. — Наш мэр только на прошлой неделе устраивал аукцион.
Писклявый хихикнул, правда, без особой радости.
— Тю, вспомнил тоже. Можно подумать, эти деньги больше девать некуда. Дому престарелых отсыпь, окружной библиотеке тоже нужно отвалить, ну и детскому приюту что-то перепало. Как думаешь, сколько после всего этого ушло приюту для животных?
Дальше Дин не слушал. Перед глазами живо вставала картинка того, как трех забавных пушистых толстячков с вислыми ушами — один черный как смоль, второй пестрый и маленькая рыжая девочка — бесцеремонно вытаскивают из клетки и вкатывают им шприцем смертельную дозу. Как потом три обмякших тельца пакуют в пластиковые пакеты и отправляют в холодильную камеру, чтобы позже писклявый покидал их в свой грузовик и отвез на утильзавод. Дин как наяву услышал сухой стук, с которым заиндевевшие пакеты швыряют на конвейер, ведущий в ненасытное жерло печи, и сглотнул твердый и неимоверно кислый комок, в который превратился съеденный бургер.
Он посмотрел на Сэма, но тот, по-видимому, ничего не слышал, целиком увлеченный своей рыбой.
— Я пойду прогуляюсь, — сказал Дин почти так же хрипло, как и тот мужик за соседним столиком. — Проветрюсь.
На улице было и впрямь свежо и сыровато, наверное, к дождю. Прямо перед входом был припаркован маленький потрепанный грузовик с пятнами ржавчины на кузове. Дину показалось, что от него пахнет смертью, и он быстро зашагал, стремясь оказаться как можно дальше от этой машины. В итоге ноги сами принесли его к приюту для животных, что располагался почти на самой окраине города.
Приюту принадлежала значительная территория, и через сетчатый забор Дину было видно вольеры. Почти в каждом из них кто-то был. Дин посмотрел на ближайший к забору, где угрюмо ходил взад-вперед огромный угольно-черный пес с ярко-розовым пятном в половину морды, при ближайшем рассмотрении оказавшимся ожогом. Эта дворняга явно отлично изучила жизнь со всех сторон, но по большей части — с непривлекательной изнанки.
Совсем как я, — с легкой горечью подумал Дин и, не вполне понимая, что делает, толкнул дверь, ведущую в офис приюта.
— Добрый день. Чем могу быть полезна? — навстречу из-за стола поднялась миленькая, совсем юная девушка с ярко-рыжими волосами.
Дин невольно окинул ее оценивающим взглядом: ни грамма косметики, одежда простая и скромная, но крестика на шее нет, да и на столе ничего религиозного, значит, видимо, просто такая натура. Он вновь посмотрел на волосы — непохоже, что крашеные — и вспомнил, что в Средневековье за такой цвет сжигали на кострах.
— Рыжие — все ведьмы, — пробормотал он себе под нос и встряхнулся, заметив недоуменный взгляд девушки. — Простите. Добрый день. Я… — Дин еще раз глянул на девушку. Нет, с такой его обычные фокусы не пройдут: слишком невинная. Сюда бы Сэма… — Я хотел бы выбрать себе собаку.
Лицо девушки осветилось.
— О, это здорово! — Она тут же смутилась своего порыва. — Простите. Вы хотите кого-то конкретного? Или, может, у вас есть… предпочтения? Ой, кстати, я Санни. — Девушка смутилась окончательно, очаровательно заалев и потупившись.
Дин прочистил горло. Его смешило поведение этой Санни — а еще он и сам не понимал, что тут делает. Это был порыв, все эти усыпления и сжигания… Он лишь надеялся, что это не Санни своей тонкой ручкой наполняет смертью одноразовые шприцы.
Если бы можно, он освободил всех — и даже того угрюмого черного пса. Но всех не спасти, это он понял еще в тринадцать, когда в первый раз отправился с отцом на охоту.
— Да… я… я слышал, что недавно к вам поступили щенки, — сказал Дин. — Я бы взял кого-нибудь, для племянников.
— О, они совершенно очаровательны, — Санни тепло улыбнулась. — Идемте, я вам покажу.
Она провела его в заднюю часть здания, где тоже содержались животные. В основном тут были кошки, но в отдельном уголке содержались детеныши.
— Тут у нас вроде как «детский сад», — пояснила Санни не оборачиваясь. — Мы держим их внутри, потому что в вольерах прохладнее, да и кормить их надо чаще. Вот, вот они, неразлучная троица, как мы их назвали. Все привитые и всем дали средства от блох и глистов, так что не беспокойтесь. Кого вы хотите взять?
А Дин смотрел на разноцветную кучу малу и никак не мог решиться. Черного — в честь угрюмого бойца из вольера? А может, в честь отца? Пестрого — чтобы шерсть была не так заметна на одежде? А может, потому что он так похож на Сэмми? Или рыжую — чтобы в их компании наконец-то появилась хоть одна постоянная девушка и чтобы вспоминать об этой Санни — рыжей и невинной? А может, потом подарить ее Чарли? Или…
— Давайте всех троих, — сказал Дин, не узнавая собственного голоса.
— Правда? — Санни обрадованно вспыхнула солнечным лучиком. — Тогда… Мне понадобится ваше удостоверение личности. И номер телефона.
— Да-да, конечно, — рассеянно отозвался Дин.
Пока Санни оформляла документы, он отзвонился Сэму, который, судя по тону, уже собирался его искать, и сказал, что с ним все нормально и что он будет через час-два. Когда Дин закончил звонок, по офису пронесся холодный ветерок, продув его насквозь и заставив волосы на теле встать дыбом. Санни неуютно поежилась.
— Неисправный кондиционер, — пояснила она, заметив, очевидно, выражение его лица. — Тут часто бывает холодно.
Лампочка над их головами погасла на несколько секунд, потом вновь включилась, потом помигала несколько раз, прежде чем вновь загореться мертвенным искусственным светом.
Дин внутренне подобрался.
— И давно у вас так? — как можно небрежнее поинтересовался он.
Санни задумалась.
— Даже и не знаю… Наверное… наверное, с похорон миссис Маршалл. Она работала тут дольше всех, основала этот приют. При ней город всегда выделял нам средства, не то что… Простите. — Санни покраснела еще сильнее и уткнулась в бумаги.

— Сэмми, у нас есть дело! — возвестил Дин, врываясь в номер и вываливая на свою кровать тявкающий клубок.
— Господи, что это?! — Сэм неверяще уставился на расползшихся по одеялу щенков. — Дин, ты… ты что, их забрал?
Дин пожал плечами.
— Забрал. Их должны были усыпить через три недели, согласно регламенту. — И продолжил без пауз: — А ты знаешь, что в этом приюте постоянно холодно и шалит электричество? Последние полгода, с тех пор как умерла его основательница, миссис Маршалл, и им сократили дотации? И недавно мэр угодил в больницу, потому что во время прогулки запутался в поводке своего пуделя и свалился в парковый бассейн. А на ветеринара, которая делает животным смертельные инъекции, напала стая бродячих собак и покусала, так что теперь она тоже лежит в больнице и лелеет покалеченную руку, пока ей делают уколы против бешенства.
— О, — сказал Сэм. — О. — Покосился на щенят и снова посмотрел на Дина. — Так у нас есть дело?
Дин усмехнулся:
— Дело считай раскрыто. Я знаю, где похоронена миссис Маршалл. Посолим, сожжем, да и уберемся отсюда.
Сэм так ничего и не сказал по поводу щенков, лишь широко раскрыл глаза, когда Дин вытащил из принесенной с собой сумки миски, корм и лежанку.
— И пусть администраторша катится в зад, — провозгласил Дин, — все равно мы тут ненадолго. И вообще, они — важные свидетели.
Сэм расхохотался. Он ржал так, что чуть не свалился с кровати.
— Аминь, — выдавил он в перерывах между приступами смеха. — А ты оптимист, — добавил он, ткнув пальцем в лежанку.
Смысл его слов Дин в полной мере осознал лишь утром, когда обнаружилось, что вместо лежанки щенки предпочитают спать у него на животе. Но, учитывая, что полночи он провел на кладбище под промозглым ветром, усердно откапывая останки миссис Маршалл, а потом столь же усердно посыпая их солью и поливая горючим, Дин понял, что совсем не возражает против лишнего тепла.
— Иди ты… — проворчал он в ответ на довольное хрюканье Сэма с соседней койки.
— И пойду, — сказал тот, поднимаясь и шлепая к мискам. — Завтрак, ребята.
Щенки скатились с кровати Дина и наперегонки ринулись на звук насыпаемого корма.
— Предатели, — с чувством сказал Дин и повернулся набок, надеясь урвать еще хоть немного сна.
Сквозь полудрему он слышал, как Сэм покинул номер, видимо, забрав щенков с собой для утреннего моциона.
Днем они собрали вещи и выписались из мотеля.
— Как мы их назовем? — спросил Сэм, когда они вырулили на главную дорогу, пересекавшую город, чтобы за его границами вновь превратиться в федеральное шоссе.
— Не знаю, — Дин покосился в зеркало заднего вида. Щенки сбились в кучку на лежанке и лишь влажно поблескивали глазами. — Может, Билли, Вилли и Дилли?
— Как в «Утиных историях»? — со знанием хмыкнул Сэм. — А ты этих братьев в мультике вообще различал?
Дин подумал.
— Нет.
— Пусть будут Черный, Пестрый и Рыжая, — предложил Сэм. — Так хоть не перепутаем.
Дин кивнул, соглашаясь.
Они отъехали от города на порядочное расстояние, когда щенки вдруг разом завыли. Это был не жалобный детский плач, это был глухой и тоскливый полноценный вой. Как по покойнику. Впереди Дин увидел знакомый обшарпанный грузовичок — передняя часть его смялась гармошкой, впечатавшись в дерево, из-под покореженного капота валил пар; задние дверцы были распахнуты, и их жутковатое содержимое веером рассыпалось по дороге.
Дин притормозил рядом, они с Сэмом вышли наружу и осторожно приблизились. Сидевший за рулем худощавый мужчина — видимо, тот самый писклявый — был абсолютно и безоговорочно мертв. И не авария была тому причиной: грузовик, хоть и старый, но своего хозяина не подвел и не зажал в смертельных объятиях между колонкой и сидением.
Но вокруг шеи мужчины был туго затянут поводок.
— Знаешь, — веско произнес Сэм, — кажется, с миссис Маршалл мы поторопились.
В голове у Дина набатом зазвучали слова Санни: «Как удачно, что вы их забираете, правда. Мэр решил… все знают, что он не любил миссис Маршалл, но официально это сокращение бюджета… Нас скоро закроют, и теперь животных усыпляют почти каждый день. Хотя не знаю, как они будут это делать, когда наш ветеринар сама в больнице. У меня, конечно, есть соответствующее образование, но я не уверена, что смогу…»
— Сэм, — сдавленно проговорил Дин, — кажется, нам срочно надо вернуться в приют.

В приюте царил настоящий хаос: все животные будто взбесились — метались в своих вольерах, лаяли, выли и рычали. Все, кроме черного пса, который молча бросался грудью на ограду.
— Плохо дело, — заметил Дин, выходя из машины.
В окнах здания перед ними мигал свет, а стоило зайти внутрь, как сквозь слои одежды пробрался зябкий холод, вызывая мурашки и заставляя дыхание вырываться облачком пара.
— Мистер Дейтон? — удивленно воскликнула Санни, показавшись на пороге, отделявшем офис от помещения с клетками. Дин не сразу понял, что она обращается к нему, но потом вспомнил, что сам подсунул ей удостоверение с этой фамилией. — Что вы тут делаете?! — Она замерла, опять покраснела и добавила более спокойным, официальным тоном: — Извините, мы закр…
— Вы уже делали инъекции? — грубо перебил ее Дин.
Санни замерла — и помотала головой.
— Нет, я не могу… но должна. По новым правилам… — Она обернулась туда, где, как заметил Дин при первом посещении, был врачебный кабинет. — Извините, я должна все подготовить, — дрожащим голоском сказала она. — Прошу вас покинуть…
— Ты этого не сделаешь… — угрожающе прошелестел бесплотный голос — и между братьями и Санни возник призрак миссис Маршалл. Во всем своем жутком великолепии. Дин помнил из полицейских отчетов, которые наскоро проглядел перед походом на кладбище, что миссис Маршалл вроде как пала жертвой ограбления — ей перерезали горло, и пропала ее сумочка и все украшения… и теперь ее призрак щеголял рваной раной от уха до уха.
Санни завизжала, оседая на пол, и ей ответил разноголосый вой снаружи.
Дин качнулся в сторону Санни, надеясь успеть добежать до нее и вывести, пока Сэм отвлечет Маршалл и шмальнет по ее призрачной тушке солью из дробовика, но не тут-то было. Пол под ногами задрожал, а мебель в комнате пустилась в пляс. На Дина налетел письменный стол, тот самый, за которым Санни оформляла ему щенков, опрокидывая наземь, придавливая. Сэма же унесло ко входу, осыпав ворохом брошюр, хлеставших по нему не хуже плетей. Посреди этой вакханалии миссис Маршалл сгинула на миг — и появилась вновь, сжимая в призрачных руках наполненный шприц. И двинулась с ним на Санни.
— Сэ-эм! — взревел Дин, силясь скинуть стол и пытаясь нашарить собственный отлетевший дробовик.
— Уже иду!
Сэм выстрелил… и промахнулся.
Дин как в замедленной съемке смотрел, как шприц вонзается в руку Санни — а потом раздался звон стекла, и на шприце сомкнулись собачьи челюсти.
Обожженный пес мотнул башкой, и шприц отлетел в дальний угол. Миссис Маршалл взвыла и обрушила на них с Санни лавину из мебели.
— Я не позволю… дело моей жизни… — хрипела она разорванным горлом.
— Сгинь! — рявкнул Сэм, стреляя.
Миссис Маршалл с воплем исчезла, и Дин метнулся к Санни.
— Санни, быстро, есть тут что-то, чем Маршалл особенно дорожила?
Санни посмотрела на него испуганным, стеклянным взглядом, но затем в нем зажегся осмысленный огонек.
— Медали ее терьера Микки… — она посмотрела на противоположную стену, где висело несколько медалей и грамот.
— Сэм, медали! — гаркнул Дин, укрывая Санни своим телом от очередного мебельного шторма.
Сэм, конечно, не подкачал. Сорвав со стены все без разбору, он выскочил наружу — подальше от обломков мебели. Вскоре оттуда послышался треск пламени, и призрак с воплем исчез навсегда.
Дин отстранился от Санни.
— Ты как, в порядке? — спросил он, оглядывая ее на предмет возможных ран.
— Странно, — невпопад отозвалась та. — Я его всегда боялась. И мы никак не могли придумать ему имя. Он был тут так давно… Это я его нашла, вернее, он меня. Я шла ночью по парку, услышала шаги, но тут он вдруг выскочил из кустов и пошел рядом со мной, и шаги удалились. И я привела его в приют. Миссис Маршалл его любила, хотела даже забрать домой. Хотела назвать его Призраком, как «Призрака Оперы», знаете… А мне всегда казалось, что эта кличка ему совсем не подходит. — Санни посмотрела вниз, куда-то мимо Дина, и он проследил глазами за ее взглядом. Между ними на боку лежал черный пес, и его задняя лапа была пробита насквозь стойкой вешалки. Пес едва дышал, под ним расплывалось темное пятно. Санни медленно протянула руку и ласково погладила взъерошенный темный мех. Пес закрыл глаза. — Он ее не любил. Я знаю, я видела. Он вообще никого не любил. А потом, когда миссис Маршалл умерла, я не включала его в список на усыпление, не знаю почему. Он всегда на меня рычал. — Санни притянула к себе огромную голову собаки и взглянула на Дина. — А теперь я думаю: что, если он тогда отпугнул тех же грабителей, что убили миссис Маршал? И что мне теперь делать? — Взгляд Санни стал умоляющим.
— Вылечи его, возьми домой и придумай, наконец, имя, — предложил Дин. — Как-никак он сегодня спас тебе жизнь. Возможно, второй раз.
— Я вызвал скорую, — сообщил, подойдя, Сэм. — Дин, ты не думаешь, что нам пора?..
«Сваливать», — мысленно продолжил Дин, глядя на тяжело вздымающиеся бока пса. Если тот выживет и Санни возьмет его к себе, ему больше никогда не придется убегать.
Внезапно он почувствовал, что у него с этим псом куда больше общего, чем хотелось бы.
— Идем, — сказал Дин, принимая протянутую руку брата и поднимаясь на ноги.

В их отсутствие щенки успели перебраться на водительское кресло и заснуть разношерстным клубком, из которого торчали во все стороны уши, лапы и носы. Дин вздохнул и осторожно переместил этот детский сад на лежанку.
— Кто бы мог подумать, — сказал Сэм. — Я еще понимаю, почему призрак взъелась на мэра или ветеринара. Да даже на эту девушку. Но при чем там был шофер?
— Сэмми, это мстительный дух, — фыркнул Дин. — Не ищи в его поступках логики.
Он наддал газу, и вскоре город остался позади.

Через пару месяцев Дину на телефон пришло фото рыжей девушки на фоне вольеров; рядом с ней сидела большая черная собака. Фото сопровождалось сообщением «Санни и ее Пес. Мы отстояли приют», и Дин вспомнил и это дело, и эту девушку, и откуда она может знать его телефон. И понял, почему «пес» вдруг оказалось с большой буквы.
Дин оглянулся на подросших щенков, которые уже не помещались на лежанке, и улыбнулся. Накануне те предупредили их с Сэмом о втором оборотне, о котором они и не подозревали, охотясь на одиночку.
Иногда приятно сознавать, что «спасать людей» — девиз универсальный. И что иногда за спасение можно получить не просто «спасибо».
Хотя и его достаточно.
— Спасибо, увальни, — пробормотал Дин, дождался ответного сонного ворчания и рассмеялся.
Подошедший со стаканчиками кофе Сэм взглянул на него с удивлением и улыбнулся.
— Знаешь, — сказал он, протягивая Дину его порцию. — А ведь я лет сто не видел, чтобы ты так часто смеялся. Это все из-за собак, точно тебе говорю. Даже психологи пишут, что присутствие собак положительно влияет на характер… А еще…
«Спасать людей, — подумал Дин, отхлебывая кофе и уже не слушая дальше. — Спасать людей».

@темы: Фанфики и переводы, ФБ, СПН, Муки творчества, Моя трава, Важнейшее из искусств

URL
Комментарии
2017-05-09 в 18:33 

ksan2379
+Lupa+, спасибо :heart:

2017-05-09 в 22:52 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
ksan2379, вам спасибо, что читаете. :)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мамаша Дорсет

главная